Экспресс-консультация - Средство от страха

Ну а что касается вышеупомянутых представителей ученого сословия, то любому из них ничего не стоит отвести упреки, возникающие в данной связи, простым мановением руки, указывающей на распахнутое окно. Взгляните, мол, на улицу — вот где творится настоящий кошмар, вот где происходит нечто воистину ужасное: Стоит ли удивляться, что в этой апокалипсической атмосфере вполне нормальные и уравновешенные люди начинают вести себя как сумасшедшие, обнаруживая в смятенной душе своей самые невероятные фобии! Стоит ли поражаться тому, что страх, восходящий, в конце концов, к извечному ужасу человека перед своей неизбежной смертью, играет в жизни людей в высшей степени значительную роль! А раз это так, то чего же хотите вы от нас, людей науки? Чтобы мы закрыли глаза на эту реальность, заставляющую современного человека метаться, подобно загнанному зверю?

Журнальный зал

Казалось бы, что атеизм Шопенгауэра должен был отделить богом упоенного Толстого от неверующего философа, но квиетизм и пессимизм сроднил их ближе, чем безбожие могло их разъединить. Из утверждения воли онтологической основы мира, по предположению Шопенгауэра , выражающейся в безнравственной борьбе во всей вселенной, немецкий философ посредством софизмов выводит теорию нравственности, основанную на отречении воли. Нравственность — маленький моральный островок в бушующем море страстей и бездушного эгоизма, до которого воля не может дойти:

Ключевые слова: Толстой; жизнь и смерть; душа; духовная жизнь; подчинение тела разуму; земное существование; страх смерти. THE VIEW OF L.N.

Скрыть рекламу в статье О страхе смерти Шопенгауэр с юных лет был очень поглощен великими вопросами человеческого бытия. Вопрос о ней был одним из наиболее интересовавших его. Боязнь болезни и смерти была у него так велика, что во время первой холерной эпидемии года он покинул Берлин под влиянием смерти Гегеля, умершего от холеры и переехал во Франкфурт, где не было холеры. Невозможность избегнуть ее навела его на пессимистическую философию.

Во все времена литература, как и философия, была очень занята задачей смерти. Эдмонд Гонкур рассказывает в своем дневнике, что при встречах с товарищами вопрос этот всего чаще составлял предмет их беседы. Вот содержание одной из них: Додэ говорит, что для него это навязчивая идея, отрава жизни, и что он никогда не переходил на новую квартиру без того, чтобы глаза его не поискали места и вида собственного гроба.

Взгляд его никогда не падает на это окно без того, что он не спросил себя, кто первый спустится через него: Да, с этого дня смерть всегда в глубине наших мыслей и часто… ночью, глядя на мою жену, которая не спит, я чувствую, что она думает о ней, как и я, и мы остаемся так, никогда не намекая на то, о чем думаем оба… из чувства стыда, да, известного рода стыда.

Из всех современных писателей, бесспорно, всего более занимался задачей о смерти Лев Толстой. Читатель будет мне благодарен за приведение главных мест, касающихся этого вопроса.

Страх смерти обратно пропорционален хорошей жизни. (Л. Н. Толстой)/...

Какой смысл жить, если всё равно умрёшь? Ну, куплю я одно имение, второе, третье — ну и что, ведь всё равно потом смерть. Ну, стану я писать лучше всех писателей, лучше Мольера, Шекспира, Гоголя, Пушкина, и что с того, если всё равно умирать?

XXII — XXV книги Толстого «О жизни», под заглавием: «Мысли о жизни. Толстой работал над комедией «Плоды просвещения». . Страх смерти».

Страх смерти обратно пропорционален хорошей жизни. Толстой Другие, напротив, любят здравый смысл: Наконец, третьи предпочитают в любой ситуации идти на лобовую атаку со своим страхом. Пусть будет самое плохое, наплевать! Мы должны использовать мысль, если хотим правильно оценивать ситуацию и не путать свою фантазию прогноз с реальным положением дел. Настоящее - то единственное, что подлинное существует, остальное же - игра памяти и воображения.

А ставить на кон такой игры качество своей жизни - это, по меньшей мере, неправильно. Сила здравого смысла - вещь великая, если мы хотим преодолеть преувеличения, в которых так преуспевают наши страхи. Так что сила в правде!

Л. . ТОЛСТОЙ"ВОЙНА И МИР". Из первоначальных текстов

[72] В ряду изображений"Строители мира", в котором я пытаюсь пояснить творческие устремления духа самыми яркими типами, а типы, в свою очередь, образами, этот том противопоставляется двум другим и дополняет их. В"Борьбе с демоном" показаны Гёльдерлин, Клейст и Ницше как три различных воплощения гонимой демоном трагической душевной природы, переступающей в борьбе с беспредельным границы, положенные как ей самой, так и реальному миру.

Путь"Трех певцов своей жизни" ведет не в беспредельный мир, как у первых, и не в реальный, как у вторых, а обратно - к собственному"я".

(Л. Н. Толстой)/bloc Страх смерти обратно пропорционален хорошей жизни. (Л. Н. Толстой). Другие, напротив, любят здравый смысл: понимание того.

В конце концов эти сомнения оформились в виде трех тезисов. Не было бы разума, не было бы для меня и жизни. Или, с другой стороны: Разум есть плод жизни, и разум этот отрицает самую жизнь. Я чувствовал, что тут что-то неладно". И если не идет, то почему так получилось? Но, разобрав дело, я понял, что ответ не положительный, что мое чувство только выразило его так. Представление об осмысленности жизни дается человеку как награда за серьезное к ней отношение.

Однако и это еще не все. Смерть перестает мучить его своей бессмысленностью. Зачем я сюда заехал.

Л.Толстой и Достоевский

Удивительно хорошо бывает, когда ясно не то что поймёшь, а почувствуешь, что жизнь не ограничивается этой, а бесконечна. Так сейчас изменяется оценка всех вещей и чувств, точно из тесной тюрьмы выйдешь на свет Божий, на настоящий1. Ничто так не расширяет взгляда, не даёт такой твёрдой точки опоры и такой ясной точки зрения, как сознание того, что эта жизнь, несмотря на то, что только в ней мы можем и обязаны проявить свою деятельность, есть всё-таки не вся жизнь, а только тот кусок её, который открыт нашему взору2.

Мы говорим о жизни души после смерти. Но если душа будет жить после смерти, то она должна была жить и до жизни. Однобокая вечность есть бессмыслица3.

Страх смерти в Толстом постоянен; правильнее - постоянен ужас перед Л. Толстой, ввел этот фальшивый аккорд в свое произведение, то лишь.

Его творчество характеризуется мучительными, напряженными поисками нравственного идеала, смысла жизни, поисками ответа на важнейшие для человека вопросы: В чем смысл жизни? Он также подвергает беспощадной критике современную ему науку, популярную философию, искусство… Что он только не критикует?! Можно сказать, что он беспощадно критикует культуру, сложившуюся к его времени. Объектами его критических нападок оказались и Шекспир, и Бетховен и многие другие великие деятели культуры.

Мне кажется, очень многое в его критике совершенно справедливо и заслуживает внимания до сих пор.

Л. Толстой и Достоевский

Жизнь и творчество Вступление Поколение русских людей, вступившее в сознательную жизнь между восьмидесятыми и девяностыми годами столетия, находится в таком трудном и ответственном положении относительно будущего русской культуры, как, может быть, ни одно из поколений со времени Петра Великого. Во всяком же действии, научно-историческом или художественном, они поневоле сближаются, соединяются, никогда, впрочем, не смешиваясь и не сливаясь окончательно.

Толстого и Достоевского, несмотря на глубочайшие западные влияния, сказывается и самобытная русская идея, правда, с меньшей степенью ясности и сознательности, чем идеи общеевропейские. В этом недостатке ясности и сознания до сей поры заключалась главная слабость учителей славянофильства. Тогда как западники могли указать на общеевропейскую культуру и на подвиг Петра, как на определенный и сознательный идеал, славянофилы обречены были оставаться в области романтических смутных сожалений о прошлом, или столь же романтических и смутных чаяний будущего, могли указать только на чересчур ясные, но неподвижные и омертвевшие исторические формы, или на слишком неясные, бесплотные и туманные дали, на то, что умерло, или на то, что еще не родилось.

Западничество казалось Достоевскому реальнее славянофильства, потому что первое могло указать на определенное явление европейской культуры, тогда как второе, несмотря на все свои поиски, не нашло ничего равноценного, равнозначащего, и, вместе с тем, столь же определенного и законченного в русской культуре.

Граф Лев Николаевич Толсто й (28 августа [9 сентября] , Ясная Поляна, Тульская Толстой за два года до смерти, 22 января , записал в своём дневнике: .. «[Лев] Толстой небрежно, самоуверенно, а не в страхе Божием .

Мечников Илья Ильич О страхе смерти Шопенгауэр с юных лет был очень поглощен великими вопросами человеческого бытия. Вопрос о ней был одним из наиболее интересовавших его. Боязнь болезни и смерти была у него так велика, что во время первой холерной эпидемии года он покинул Берлин под влиянием смерти Гегеля, умершего от холеры и переехал во Франкфурт, где не было холеры. Невозможность избегнуть ее навела его на пессимистическую философию. Во все времена литература, как и философия, была очень занята задачей смерти.

Эдмонд Гонкур рассказывает в своем дневнике, что при встречах с товарищами вопрос этот всего чаще составлял предмет их беседы. Вот содержание одной из них: Додэ говорит, что для него это навязчивая идея, отрава жизни, и что он никогда не переходил на новую квартиру без того, чтобы глаза его не поискали места и вида собственного гроба. Взгляд его никогда не падает на это окно без того, что он не спросил себя, кто первый спустится через него: Да, с этого дня смерть всегда в глубине наших мыслей и часто… ночью, глядя на мою жену, которая не спит, я чувствую, что она думает о ней, как и я, и мы остаемся так, никогда не намекая на то, о чем думаем оба… из чувства стыда, да, известного рода стыда.

Из всех современных писателей, бесспорно, всего более занимался задачей о смерти Лев Толстой. Читатель будет мне благодарен за приведение главных мест, касающихся этого вопроса. Пусть он вспомнит сначала приведенный выше рассказ об осаде Севастополя. Все перед опасностью ощущали страх смерти, но чувство это, особенно у летнего молодого человека, не овладевало всем его существом.

Каталог статей

И я тогда ничего не успела ответить - он говорил про Николиньку. И он подумал, что я согласна". И он брал ее руку и жал ее так, как он жал ее в тот страшный вечер, когда она уронила клубок и он подозвал ее к себе. И в воображении своем она говорила ему еще другие нежные, любовные речи, которые она могла бы сказать тогда, которые она говорила теперь.

И вот-вот, ей казалось, она проникнет тайну.

Плеханов Г. В. Толстой и природа // Л. Н. Толстой в русской критике: Сб. ст. . Там умирающая барыня обнаруживает большой страх смерти, между тем .

На свои лекция Владимир Набоков использовал следующий прием. Он закрывал в помещении все шторы, добиваясь полной темноты. Так сейчас изменяется оценка всех вещей и чувств, точно из тесной тюрьмы выйдешь на свет Божий, на настоящий. Все сознаём свою жизнь без начала её. А если ей не было начала, то не будет и конца. И я не видал его; и его нельзя видеть, ежели смотреть на нашу жизнь как на конец всего.

Л.Н.Толстой - Путь Жизни - Часть 90 - Страх смерти

Жизнь без страха не только возможна, а полностью доступна! Узнай как избавиться от страхов, кликни тут!